Полезная информация Сщмч. Климент О храме Духовенство Расписание Богослужений Новости Фото Видео Помощь храму
20.11.2007

Московский храм римского папы. Статья "Москва: сегодня и завтра"

История почти каждой московской церкви – захватывающий исторический роман с элементами детектива, а иногда и триллера. Церковь святого Климента интригует не только свом грандиозным видом, но и богатейшей историей, полной тайн, загадок и невероятных событий.

Многие наверняка не раз обращали внимание на величественный храм, что стоит у метро Третьяковская, в сквере между улицами Пятницкой и Малой Ордынкой. Неудивительно: ведь это один из самых красивых и необычных храмов столицы. Как будто частичка Италии или Франции неведомым образом переместилась в наш город. Каким же образом французское рококо очутилось в самом сердце старейшего района первопрестольной? Расскажем обо всем по порядку.

 

Бунтовщик от церкви

Не меньше чем необычная для Москвы архитектура удивляет и само название церкви. Православный храм носит имя римского папы – священномученика Климента. По имени церкви назван и пролегающий здесь Климентовский переулок. Впрочем, обратившись к истории, можно узнать, что ничего удивительного в этом нет. Обращенный во христианство апостолом Петром и проповедавший вместе с апостолом Павлом, Климент был четвертым римским папой. Он руководил римской церковью в 88-97 годах н.э., задолго до 1054 года, когда православная византийская и католическая римская конфессии предали друг друга анафеме.

Климент способствовал формированию церкви как организации, был автором знаменитого «Первого послания коринфянам» и вел активную просветительскую деятельность. Христианская проповедь Климента вызвала неприязнь римского императора Траяна, который повелел сослать его на каменоломни в крымский город Инкерман. Однако сила духа и обаяние Климента были настолько велики, что тысячи рабов и вольнонаемных, услышав его проповеди, уверовали. Под землей даже вырубили храм, в котором Климент совершал службы и крестил всех желающих. Тогда Траян приказал утопить непокорного.

Папу Климента чтят и католики и православные, но для славян он является особым святым. По преданию, мощи мученика были в IX веке обретены в море близ Херсонеса (Корсуни) славянскими первоучителями Кириллом и Мефодием. Немногим позже Константинополь отказал Кириллу и Мефодию в принятии славянской грамоты одним из официальных языков церкви. Получив отказ, братья взяли с собой из Инкермана мощи святого Климента и отправились в Рим. Узнав об этом, папа Адриан с клиром вышел им навстречу, утвердил богослужение на славянском языке, а переведенные братьями книги приказал положить в римских церквях. Это событие стало днем рождения славянской грамоты как четвертого языка Вселенской Церкви.

 

Тайна, сокрытая в пещерах

Часть мощей святого Климента и его ученика Фива вывез из Корсуни в Киев князь Владимир Святославич, креститель Руси. Они до сих пор хранятся в Киеве, в пещерах Киево-Печорской Лавры. В XI веке Климент Римский почитался как главный заступник всей Русской земли и русского народа, о чем сообщает «Слово на обновление Десятинной церкви».

Постепенное ослабевание культа Климента Римского на Руси началось с 80-х годов XI века. В этом было заинтересовано тогдашнее греческое руководство Русской Церкви, стремившееся вытеснить кирилло-мефодиевское наследие и утвердить на Руси иной вид православия – византийскую традицию. Культ Климента сменился культом Николая Мир Ликийского (Николая Чудотворца), который особенно поддерживался митрополитами-греками. Неудивительно, что в XII веке к святому Клименту обращались в тех случаях, когда необходимо было подчеркнуть независимость Русской Церкви от Константинополя.

На Руси Клименту посвящали множество храмов. Даже в Москве их было два, и оба дожили до наших дней. Один на Пятницкой - тот, о котором идет речь, а второй стоит в самом начале улицы Варварки, у Варварских ворот. Главный престол этой церкви освящен в честь Рождества Иоанна Предтечи, а Климентовский придел известен еще с 1619 года, когда церковь была основана патриархом Филаретом. Но история храма на Пятницкой еще старше.

 

Среди посадов и слобод

Вернемся в Замоскворечье начала XVII века. Тогда этот район назывался Заречьем. Он включал в себя территорию современных муниципальных округов Замоскворечье и Якиманка и имел прочно укоренившееся на этой земле население, связанное с тремя родами деятельности. Прежде всего, это были жители слобод, занимающиеся обеспечением царского двора. Напоминания об их профессиях сохранились в современных названиях: станция метро «Новокузнецкая», Кожевническая набережная, Толмачевские переулки (толмачами на Руси называли переводчиков) и многих других. Многочисленные слободы держались обособленно, каждая имела свое управление, свою церковь, свой храмовый праздник.

Второй частью населения были посадские люди и торговцы, которые переселялись сюда по мере расширения торговли, оставляя в Китай-городе одни лавки. Посадом в те времена называлась торгово-промышленная часть города, расположенная вне городской крепостной стены. Третью часть населения составляли военные, в том числе стрельцы. А в XVIII веке перенесение столицы в Петербург разорвало связь Заречья с царским двором, и основным населением этой части Москвы стали люди купеческого сословия. Район оставался купеческим до самой революции 1917 года.

У зареченских купцов, стрельцов и ремесленников была возможность тратить большие деньги на строительство и убранство церквей. Они могли отдать предпочтение тому или иному святому, заказать нужную икону, определить размеры храма в зависимости от средств. Торговые и военные люди не отказывали себе в слабости жить красиво. Поэтому в Замоскворечье так много замечательных памятников средневековой архитектуры, в том числе церквей. Многие из них появились в допетровские времена – эпоху наивысшего расцвета исконно русского зодчества. К сожалению, не все из них дожили до наших дней.

 

Не украшенья ради

Пятницкая улица появилась на рубеже XIV-XV столетий, когда торговая стихия выплеснулась за стены Кремля. Есть предположение, что тогда и был построен храм святого Климента. Так или иначе, на первой карте Москвы, «Годуновом чертеже», который датируется 1605 годом, храм уже обозначен.

Церковь Климента была посадской – построенной на деньги посадских людей. Рядом находился один из древнейших торгов Заречья. Этот рынок, как и сама Пятницкая улица, до XVIII века назывался Ленивкой, поскольку торговля часто шла прямо с возов. Приезжали сюда и татары, продававшие великолепных скакунов из заволжских степей. Прямое наследие торга можно наблюдать в Климентовском переулке и сегодня.

Место у Климентовской церкви вошло не только в торговую, но и в военную летопись России. Об этом пишет историк Москвы Иван Снегирев. Рядом находился острожец – «крепостца на Ордынцах», которую по имени храма иногда называли и «Климентовский острожец». В 1612 году произошло победоносное сражение народного ополчения князя Пожарского с польским войском под предводительством гетмана Ходкевича. К тому же году относятся сведения, что главный престол церкви носит имя Преображения Господня.

Из всего вышесказанного можно сделать вывод, что Климентовская церковь была чуть ли не главным храмом Заречья. Но это не совсем так. Например, центром Ленивого торга была церковь Параскевы Пятницы, а древнейшей в Заречье считается церковь святителя Николы, что на нынешней Берсеневской набережной. Вообще, церквей в Москве было очень много: ведь Россия тогда не знала памятников-статуй и триумфальных арок, а все крупные события или страшные бедствия отмечались установкой памятных храмов и часовен. Иезуит Поссевино, не зная объяснения этой традиции, записал о Москве ХVI века: «Все было окружено зданиями церквей, которые, по-видимому, воздвигнуты скорее для украшения города, чем для совершения богослужений, так как в большей части почти целый год заперты».

Однако в том же XVII веке роль Климентовского храма усилилась: бок о бок с ним выросла еще одна церковь.

 

Мистическое знамение

При царе Михаиле Федоровиче состоял думный дьяк Александр Дуров, дом которого находился рядом с Климентовской церковью. В 1636 году Дуров был оклеветан и осужден на смертную казнь. Накануне казни видение от взятой в тюрьму иконы Знамения сообщило ему, что он останется жив. То же видение в ту же ночь заставило царя пересмотреть дело и оправдать дьяка. В память о своем спасении Дуров «устрои на том месте, идее же бысть его дом, церковь камену, украсив ю всяким благолепием, в честь Божия Матери Честнаго Ее Знамения с приделом святителя Николая. А сии святые иконы, яко его домовнии, постави в том святом храме».

В 1662 году в Ружных книгах отмечено окончание строительства церкви Знамения. Размеры приписной церковной земли Климентовского храма были очень невелики: 12 сажен по Климентовскому и 14 – по Голиковскому переулкам. И, тем не менее, две церкви стояли вплотную друг к другу. Их история была записана полууставом XVII века на обороте той самой чудотворной иконы Знамения Пресвятой Богородицы. Настоятель отец Варфоломей, участник Ливонского похода, служил, судя по документам, в обеих церквах. С тех пор и до середины следующего века храм упоминался то под одним, то под другим именем.

В 1671 году Дуров был казнен за то, что сдался в плен полякам. Смерть дьяка положила конец его заботам о Знаменской церкви, которая так и не получила разрешения иметь самостоятельный клир ввиду бедности прихода. Но именно в каменной Знаменской церкви, стоявшей на месте нынешнего Знаменского придела (слева от главного престола), совершались все богослужения, тогда как деревянная Климентовская использовалась в качестве кладбищенской. Следы погоста и отдельные надгробия сохранялись со стороны Пятницкой улицы до конца 1940-х годов.

Затем храм Климента, судя по всему, сменил свой облик. Так, в «Путеводителе к древностям и достопримечательностям московским» Л. Максимовича (1792 г.) сообщается, что церковь Климента была «построена купцом Иваном Комленихиным в 1720 году». Но что-то в этой постройке местной общине не понравилось.

 

Канцлер и рококо

В приходе храма стояли палаты тайного советника Алексея Петровича Бестужева-Рюмина. Около 1740 года настоятель договорился с управляющим обратиться к «боярину» с просьбой о помощи. Поначалу помощи Бестужев не оказывал: никакого интереса к Клименту он не испытывал. Однако храму помог случай. Бестужев был авантюристом, постоянно поддерживающим то одну, то другую партию при дворе. После низложения регента Бирона ему подписали смертный приговор, милостиво замененный ссылкой. Вскоре Алексей Петрович был оправдан, что не помешало ему участвовать в дворцовом перевороте в пользу Елизаветы Петровны, дочери Петра Великого.

День переворота, 25 ноября (по старому стилю) 1741 года, пришелся на день памяти Климента, папы Римского. Новопровозглашенная императрица решила отметить это событие возведением в петербургских слободах Преображенского полка, первым присягнувшим ей на верность, соименного полку храма Преображения с приделом в честь Климента папы Римского. Новый собор должен был стать святыней семьи Петра Великого. Это деяние восходило корнями к старинной московской традиции строить в первопрестольной храмы, освященные в честь праздников, на которые приходился день восшествия на престол государя.

Бестужев, желающий упрочить расположение императрицы, заявил о намерении перестроить храм Климента на Пятницкой и об огромной сумме, выделенной на строительство: 70 тысяч рублей. К лету 1742 года старый храм разобрали, и состоялась торжественная закладка нового. Бестужев же был пожалован в вице-канцлеры, а впоследствии – в великие канцлеры.

В 1747 году строительство пятиглавой церкви Климента в основном было закончено. Она получилась чистым воплощением западноевропейской традиции того времени. В основе ее пространственного решения лежит простой кубический объем, увенчанный традиционным пятиглавием, насаждавшимся Елизаветой Петровной. Кто же был архитектором этого шедевра? Рукописный сборник, найденный в середине XIX века в городе Верхнеуральске, содержал «Сказание о церкви Климента папы Римского в Замоскворечье». Согласно ему, Бестужев в качестве строителя выбрал некоего «придворного зодчего». Имя оного не упоминалось. Придворных зодчих в начале правления Елизаветы было не так много. До приезда в Петербург великого Растрелли Елизавета обращалась в основном к Петру Трезину (Пьетро Трезини) – сыну первого архитектора Петербурга Доменико Трезини. Сходство Климентовского храма с итальянской и французской архитектурой привело многих исследователей к мысли, что именно Трезини был автором проекта. Версия тем более вероятна, что Пьетро участвовал в строительстве пятиглавых соборов Петербурга – Князь-Владимирского собора и Свято-Троицкого собора Александро-Невской Лавры.

Обучавшийся в Европе Трезини и завез в Россию изысканный и причудливый стиль рококо, что в переводе с французского означает «узор из камней и раковин», предстающий на фасадах собора во всей своей пышной красе. Стиль рококо был продолжением стиля барокко или, точнее сказать, его видоизменением, соответствовавшим жеманному, вычурному времени. Он не внес в архитектуру никаких новых конструктивных элементов, но пользовался старыми, преследуя цели достижения декоративной эффектности.

 

Итальянские мотивы

Бестужев то энергично возобновлял работы, то охладевал к ним, уезжая в Петербург. В середине 50-х годов канцлер снова попал в опалу, и строить храм под своим именем не мог. Так появилось подставное лицо – коллежский асессор Козьма Матвеев, один из бывших подчиненных Бестужева по ведомству «иностранной части». Он и возглавил строительство официально.

В итоге храм был закончен уже после смерти Бестужева, и после кончины самой Елизаветы Петровны – при Екатерине Великой, в 1774 году. А, как известно, в 1751 году Трезини уехал из России в Италию, и заканчивать работы явно поручили кому-то другому.

Возможно, вторым архитектором храма был вернувшийся в 1754 году из Киева Иван Мичурин, ученик Растрелли, построивший там знаменитую Андреевскую церковь. Церковь Климента имеет много общего с возведенным Мичуриным собором Свенского монастыря в Брянске. Среди других «кандидатов» – видный московский архитектор Карл Бланк и еще один ученик Растрелли - Алексей Евлашев. Существует также версия, что Трезини только составил проект, а строила храм группа московских зодчих под руководством И. Яковлева.

Так или иначе, авторство проекта достоверно не установлено, но колокольня и трапезная (по документам – 1756-1758 годов), соединенные с храмом по традиционной схеме «кораблем», сочетаются с ним не очень гармонично. Очевидно, они были выстроены другим зодчим.

Несмотря на свою красоту и размах, храм не стал богатым. В 1812 году во время наполеоновских пожаров он выгорел дотла, потеряв то немногое, что удалось собрать прихожанам. Тогда Московское Епархиальное управление включило храм в число 14 наиболее нуждающихся во вспомоществовании церквей и выделило ему единовременную помощь, чтобы начать богослужения. Значительную сумму собрали для церкви дворяне Костромской губернии. Все это позволило в 1813 году освятить единственный и наиболее чтимый – Климентовский – придел. Остальные пять приделов были освящены позже.

На рубеже XIX-XX столетий храм оказался в центре внимания историков, к чему немало стараний приложил его тогдашний настоятель отец Алексей Парусников. Хотя клир продолжал оставаться очень маленьким (настоятель, дьякон и два псаломщика), отец Алексей добился открытия при храме церковного попечительства. А в 1900 году храм был обновлен на средства Е. Г. Ляминой, в девичестве Прохоровой – представительницы богатого рода московских купцов и меценатов. Древний семиярусный иконостас, вся утварь и главы куполов были вновь вызолочены. Реставрация обошлась в сумму около 100 тысяч рублей. Небольшие отделочные работы прошли также в 1902 году. Для климентовского прихода, наконец, наступили светлые времена.

 

Чудом уцелевший

В 30-е годы ХХ столетия с лица Замоскворечья исчезли несколько церквей. Среди них – одна из старейших в Москве церковь Параскевы Пятницы на Пятницкой улице, на месте которой впоследствии построили вестибюль станции метро «Новокузнецкая», а также храм Покрова Богородицы.

Согласно «долгосрочному плану обновления» Москвы комиссия, выносившая вердикт о сносе, руководствовалась определенными правилами. В отношении храмов спасительным могло оказаться имя зодчего. Никаких документов насчет Климентовской церкви не существовало, но помогло вмешательство академика Игоря Грабаря, высказавшего предположение об авторстве знаменитого московского архитектора Дмитрия Ухтомского. Созданные Ухтомским Красные ворота сносились – тем самым храм Климента оставался единственным уцелевшим творением зодчего. Называя имя Ухтомского, Игорь Грабарь, по собственному признанию, кривил душой, уверенный: среди архитекторов московской школы мастера, способного возвести памятник в стиле рококо, не было. Кроме того, он привел довод, что задуманный на месте храма сквер можно было бы разбить за счет территории обращенного к Пятницкой улице церковного погоста, для чего требовалось лишь убрать церковную ограду.

О закрытии храма объявили на Страстной седмице 1935 года в Великую Пятницу. Настоятелю протоиерею Михаилу Галунову не дали отслужить Пасху, он был арестован. Правда, отец Михаил выжил и даже вернулся в свой храм, поселившись в колокольне. В 1947 году по восстановлении патриаршества он стал настоятелем церкви Всех Святых на Соколе, где создал великолепный хор.

Что же касается самого здания, его благодаря хлопотам эмиссара Музейного отдела Наркомпроса В. Мамуровского передали Библиотеке им. Ленина под фондовое хранилище. Существуют также сведения, что в дело вмешался военный нарком Климент Ворошилов. Он был крещен в честь святого Климента, и когда ему сообщили, что церковь включена в зону сноса, отдал приказ перевезти туда книги.

Размещенный в храме обменный фонд состоял примерно из 1,5 миллионов единиц хранения, половину которых составили книги, реквизированные в 20-30-х годах из монастырских и частных собраний. Благодаря книжным завалам старинный семиярусный иконостас и частично внутреннее убранство не были окончательно уничтожены. Но большинство икон и собственная библиотека храма, включая его летопись, вывезли в неизвестном направлении.

Затем был разбит запланированный сквер. Ограду частично уничтожили, частично перенесли вплотную к церкви. Под самим храмом устроили подземный общественный туалет. Отопление в «новое здание библиотеки» не провели. Правда, снаружи церковь ремонтировалась в 1970-е годы, но при этом первый этаж почему-то остался нетронутым.

 

На круги своя

В 1991 году Русская Православная Церковь получила статус юридического лица. В том же году была образована и зарегистрирована Община Храма священномученика Климента Папы Римского. Однако все 90-е и начало 2000-х годов здание храма находилось в весьма плачевном состоянии. По постановлению московского правительства оно подлежало возвращению общине Русской Православной Церкви в 1996 году. Однако московские власти не могли самостоятельно решить этот вопрос, так как Российская Государственная библиотека относится к объектам федеральной собственности. Согласно действующему законодательству здание храма подлежало освобождению только при условии предоставления библиотеке другого помещения. Община храма ничего не могла добиться в течение целых 11 лет.

В конце марта 2002 года указом Святейшего Патриарха в храм был назначен новый настоятель – иерей Леонид Калинин, до этого руководивший отделочными работами в храме Христа Спасителя. С его появлением приходская жизнь заметно оживилась. И яркое тому свидетельство – начало регулярных богослужений. Поначалу прихожане три года совершали молебны на улице перед храмом. А 20 марта 2005 года состоялась первая за последние 70 лет Божественная Литургия в переданном общине северном, Знаменском приделе храма. Литургия служится каждое воскресенье и в дни особо значимых церковных праздников, а накануне совершается Всенощное бдение.

Постоянные обращения отца Леонида к Правительству Москвы позволили в 2006 году наконец уладить конфликт общины с Государственной библиотекой, согласившейся поэтапно вывезти все книги. В настоящее время службы по-прежнему проходят в Знаменском приделе. В других помещениях еще лежат книжные тома, но процесс их вывоза начался. Приходской Совет Храма священномученика Климента папы Римского надеется решить этот вопрос по-доброму: ведь святой Климент был покровителем книжности. Кроме того, Совет благодарен сотрудникам библиотеки за то, что сохранили здание и три из семи иконостасов с подлинными иконами XVIII-XIX веков.

После полной реставрации храма община намерена просить руководство Русской Православной Церкви о передаче частицы мощей святого Климента из Киева в Москву.

Старейший храм столицы, уцелевший в веках не иначе, как заступничеством святого Климента, еще долгие годы будет просветлять души верующих и радовать горожан своей красотой.

Дмитрий Ермаков

 

20.11.2007, 2593 просмотра.

Храм священномученика папы Римского в Замоскворечье
119017 Москва, ул. Пятницкая, 26, стр.1
e-mail: sanklemente2014@yandex.ru
Телефоны: +7 (495) 953-02-36; +7 (963) 770-67-27  (с 10-00 до 19-00).

Азбука веры

Разработка сайта: Григорий Малышев. Система управления сайтом HostCMS